Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт

→ Памятная беседа с Чингизом Айтматовым

Памятная беседа с Чингизом Айтматовым

Памятная беседа с Чингизом Айтматовым
Ровно 20 лет тому назад в последнем декабрьском номере газеты "Ташкентская правда" был опубликован мой материал о некоторых впечатлениях после беседы с писателем Чингизом Айтматовым, состоявшейся двумя днями ранее.

Дело было так: Я воспринял этот звонок предновогодним и очень приятным сюрпризом. "Это я, Чингиз Торекулович,. я в резиденции на Шелковичной. Если есть немного времени, можно было бы встретиться".
Шла сессия Олий Мажлиса, обстоятельства требовали моего присутствия на работе, но я, конечно же, не мог отказать себе в удовольствии ещё раз увидеть нашего выдающегося современника и хоть какое-то время пообщаться с ним.

И хотя приёмная его люксового номера была заполнена узбекскими писателями, наша личная встреча затянулась на 2 часа. Я не предполагал в этот раз провести с ним специальную целенаправленную беседу, поэтому не захватил диктофона, не делал записей, о чём теперь сожалею. Разговор наш носил непринуждённый , свободный характер, , а темы затрагивались совершенно разные, мысли, высказанные живым классиком, были как всегда очень глубоки и значимы. Поэтому я позволил себе хотя бы в условном приближении пересказать их.

Сразу же оговорюсь: вопросы в основном задавал он и он же комментировал мои ответы. Прежде всего его интересовали вопросы развития кинематографии, литературы, науки, состояния межнациональных отношений, положения религии в духовной и политической жизни общества.
Любопытны его суждения по этим вопросам. Образ Амира Темура, по его мнению, ни в коем случае нельзя воплощать только лишь средствами однокрасочного "плаката" - это судьбоносная личность, "глыба", и величие её и всей той эпохи должно выражаться и воплощаться во всей многогранности, драматизме и противоречивости, и только очень талантливыми режиссёрами и актёрами.

Чингиз Торекулович согласился со мной, что наш давний долг - создать достойный кинофильм о Бабуре, не только как о поэте и и государственном деятеле, но и как о символе узбекско-индийских исторических отношений, как создателе централизованного государства в Индии, но добавил, что не менее важно вернуться к новой киноверсии об Улугбеке, чей гений и трагическая судьба возвышают его образ до шекспировской планетарности.

Узнав, что эту задумку пытался осуществить Шухрат Аббасов, но временно отложил, поскольку взялся за очень "болевую" для нас тему - "узбекского" или "хлопкового" дела, он горячо поддержал эту идею. Ведь на этих, во-многом, искусственно сконструированных "делах", а по сути - на горе и и страданиях миллионов людей, на незаслуженно запятнанном имени замечательного и трудолюбивого народа сделали себе политическую карьеру и сытую финансовую обеспеченность Гдлян, Иванов и иже с ними. Можно оценить благородство узбекского народа, который "не опустился" до физических разборок с этими хулителями и палачами Узбекистана, но то, что их надо всенародно "пригвоздить" к позорному столбу истории - это, без сомнения, "святое" дело.

Выразив беспокойство за непредсказуемые события, которые происходят в соседних Афганистане и Таджикистане ("как могло случится, что народ, всегда гордившийся своей древней культурой, оказался в тисках страшных внутренних распрей и конфликтов, по сути перешедших грань цивилизованности?"), он заметил, что неумными и неосторожными действиями иных горе-руководителей многие люди сбиваются с толку, теряют ценностные ориентиры, замедляется, а иногда отбрасывается движение к прогрессу. А страдает, в конечном счёте, народ.

Эта абсолютная истина подтолкнула меня к вопросу: а не кажется ли писателю, что в общем-то простому человеку, во все времена живётся тяжко, равно как и то, что людям умным и мыслящим всегда бывает непросто, ибо их интеллект и совестливость не позволяют мириться с любыми нарушениями норм нравственности и законности, с любым унижением человеческого достоинства.
"Вы, конечно, правы, - ответил всегда склонный к философскому анализу жизни художник, - и "маленькому" человеку, вечно озабоченному решением вопроса о "хлебе насущном", и, с другой стороны, "избранникам Божьим" - людям пытливого ума и беспокойного кровоточащего сердца - всегда и всюду несладко, но, исходя их существующих реалий , не узбекистанцам сейчас сетовать на судьбу, ибо везде гораздо хуже - и в родном его Кыргызстане, и в Казахстане (тогда так и было! - А.Х.)
"В этот переломный период у Вас есть главное - стабильность, мир, спокойствие, гражданское и межнациональное согласие.Есть заметные подвижки вперёд, и есть уверенность - завтра будет лучше! Связывал он эту уверенность с деятельностью президента И.Каримова, которого уважал за "умение видеть далёкую перспективу, осознание незаменимости духовности в жизни человека и народа в целом". Знаю, что спустя некоторое время он несколько снизил восторженную тональность по отношению к главе нашего государства, но тогда его радовало, что в нашей республике с самого начала чётко определили, что место религии - во внутренней духовной жизни человека, но никак не в политике, не в государственной деятельности. "И хватит уже строить мечети и другие культовые сооружения в ущерб больницам, школам, библиотекам - это должны понять ваши "меценаты" - бизнесмены и предприниматели".

Как бы мне не хотелось продолжить эту бальзамирующую душу беседу, но надо было возвращаться на работу. Прежде чем попрощаться, я, следуя вечным законам гостеприимства, спросил: нет ли каких проблем у моего дорогого старшего друга, нет ли нужды в чём-либо?
"Что Вы - воскликнул отнюдь не эмоциональный человек. - В Ташкенте у меня не бывает проблем. Я здесь как в родном доме, - мне здесь всегда очень удобно и уютно. Узбекистан - чудесный уголок в безбрежном океане, где я отдыхаю душой. Слава Аллаху - теперь я надеюсь бывать здесь чаще", - подчеркнул он важность своей деятельности в качестве президента "Ассамблеи культур народов Центральной Азии".

Душа моя ликовала: всемирно известный писатель, давно уже избалованный вниманием и лаской, крупный дипломат, подолгу живший не только в родном Бишкеке, но и в Москве, и в Люксембурге, и в Брюсселе, где он был Послом, "пропел Гимн" любви и уважения к Узбекистану, к нашему Ташкенту. И не только устно, но и письменно, о чём свидетельствовало его праздничное поздравление, опубликованное в этом же номере газеты "ТП".
Памятная беседа с Чингизом Айтматовым

А.Ходжаев.
Комментарии
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив